Page images
PDF
EPUB

81

и письма могут удостоверить, что он почитает приезд мой сюда и пособие мое весьма щастливым для себя обстоятельством. Вам угодно было, чтобы г-н Питт мне во всем содействовал и внушал бы от себя графу Воронцову все то, что без сего могло бы встретить со стороны его затруднения. Не обременяя В. В-во исчислением всех тех случаев, в которых я имел со стороны его Опыты такого роду содействия, донесу только, что все бумаги, которые находились при мне относительно перемен и пополнений, которые кабинет наш намеревался сделать при возобновлении трактата с Оттоманскою Портою равно как особенные статьи в рассуждении Ионической республики и греческого народа*, были сообщены мною прежде, нежели граф Воронцов знал о том что-либо, г-ну Питту, который, найдя оные перемены весьма полезными, начал первый говорить о том гIpa Jфу Воронцову, выдав оное за собственную свою идею, которая пришла ему в последствии моего с ним разговора. Вам угодно было, всемилостивейший государь, чтобы граф) Воронцов вошел совершенно в Вашу систему, дабы способности и дарования его могли быть употреблены в пользу оной и все окончательные дела совершены им самим, В. И. В-во, прочтя со вниманием перечень моего разговора с Питтом, со всеми принадлежащими к нему приложениями*, с которого граф) Воронцов имеет у себя копию, и притом взяв в соображение, что г-н Питт совершенно согласен с мнением в. в-ва и весьма горячо входит в приведение всех мыслей Ваших в исполнение, легко усмотреть изволите, с одной стороны, что теперь графу Воронцову система Ваша открыта так, что нет ни малейшей нужды скрывать от него ничего такого, в чем содействие его может быть полезно, и что все переговоры с министерством относительно всех тех пунктов, которые заключаются в приложениях, пойдут чрез его посредство; а с другой, что он примется за все оное весьма горячо, тем более что он представляет себе, что многие предположения Вашей системы были заимствованы от него. Наконец, в. в-ву угодно было, чтобы система Ваша получила нужную прочность: министерство усилилось, и дарования Известных здесь государственных людей употреблены были в пользу Вашего предприятия; на сей конец нужно было Фокса или, по крайней мере, Гренвиля ввести в министерство. Министерство усилилось тем, что Аддингтон и партия его присоединилась теперь к Питту, чем оно выиграло по малой мере 25 голосов. Система Ваша получит нужную прочность и не встретит никакого супротивления в оппозиции, потому что принц Валлийский обещал мне при лорде Мойра, когда все приходить будет к окончанию, дать свое честное слово или, как он говорит, sa parole de cavalier, что он, со своей стороны будет всеми мерами содействовать во всем, что к утверждению оной служить может, и что он по вступлении на великобританский престол будет свято и ненарушимо оную сохранять. Лорд Мойра тот человек, который при перемене царствования, конечно, более всех будет иметь силы и влияния в делах,- по выслушании от меня всех оснований, на которых в. в-ву угодно утвердить прочный союз с Англиею, уверял меня, что он ничего не знает соответственнее благу человеческому вообще и пользам обеих государств в особенности, почему и берет на себя обет защищать всегда всеми силами сию систему. Г-н Фокс, с которым я должен иметь свидание в будущий понедельник, судя по всему, что до меня по сне время доходило, будет также Один из ревностнейших оной содействователей. Таким образом, когда система в. в-ва всем сим leading теп будет известна, и они за введение оной примутся горячо, то сверх той выгоды, что дарования их, не взирая на то, что они в оппозиции, будут употреблены в пользу благотворительных намерений Ваших; самая вящая выгода и которая ни с чем сравниться не может, будет та, что они строгим наблюдением своим за действиями министерства не допустят оное ни в каком случае отступить от принятых начал; тогда система

137

В. В-ва сделается здесь национальною системою, и юка в. в-во не отступите от правил своих, здешнее министерство, как бы оно составлено ни было, не осмелится ни в каком случае противиться Вам ни в чем. Итак, не взирая на то, что король не соглашается на введение Фокса в министерство по причине той, что он однажды вымарал его из списка тайного совета и что лорд Гренвиль, несмотря на все убеждения графа Воронцова, по упрямству своему не соглашается вступить в оное, предмет в. в-ва не токмо не пострадает от сего обстоятельства, но еще выиграет, ибо он выполнится с большею действительностью.

Возвращаясь к г-ну Питту, я имею щастие в. и. в-ву донести, что последствием его переговоров со мною ис графом Воронцовым было то, что он заготовил проект конвенции между обоими дворами, с которого, конечно, с нынешним же курьером будет доставлена в. в-ву копия от графа Воронцова. Я считал, что несравненно удобнее будет приближиться как можно более к цели, ежели осем предмете будет трактовано и конвенция окончательно совершена в С.-Петербурге под непосредственным надзором в. в-ва; а потому просил г-на Питта, чтобы в инструкции, которую получит лорд Гоуер по сему предмету, полномочие его распространено было как можно более, так чтобы он не был затруднен согласиться принять все те перемены, кои, не имея ничего противного тем основаниям, на которые мы с ним согласились, будут со стороны нашего кабинета предложены, что г-н Питт и обещал сделать. Полномочие его будет также распространено и на основание тех правил, по которым обе державы намерены поступать во время войны и при восстановлении государств, потерявших свою независимость, которые правила могут быть помещены частию в особливых, а частью в секретных статьях. Что же касается до системы, которую обе державы будут хранить по окончании войны и по восстановлении вышеупомянутых государств, то г-н Питт согласно основаниям, на которых мы согласились, хотел заняться заготовлением проекта трактата.

Отдав, таким образом, в. и. в-ву полный отчет в моих действиях, я почитаю за нужное Вам, всемилостивейший государь, донести, что успех мой и удобность, которую я нахожу здесь, привесть все благотворительные намерения в. в-ва в действие, превзошли мое ожидание. Г-н Питт действительно не тот человек, каким иногда неловкость здешнего кабинета, взаимные недоразумения обоих дворов, подозрения, которые от того происходили и оставались неразрешенными, и неосновательные донесения, нередко из собственной головы взятые, его представляли. Он человек весьма возвышенных чувствований, твердый и всегда готовый на все, что большие и благонамеренные виды в себе заключает; сие расположение тем сильнее в нем действует, что он внутренно убежден, что общее спокойствие и тишина в Европе, огражденная порядком вещей, основанным на твердых и справедливых правилах, есть выгоднейшее состояние как для торговли, промышленности, так и вообще для благоденствия Англии, одним словом, — лучшая для Англии политика. Ежели присовокупить к сему то, что истина сия врезана столь глубоко и, так сказать, неизгладимыми чертами в чувствования всех рассудительных здесь людей, коих число так велико, что можно почти сказать в чувствования целой нации, а притом взять в рассуждение ту доверенность, которую в. в-во приобрели в здешнем народе благонамеренными видами своими, изъявляющими открыто ревностное и самое чистосердечное желание восстановить общую тишину и доставить каждому государству принадлежащий ему удел безопасности и благоденствия, равно и настоящее положение обеих дворов, кои, положив в основание общие начала и одинакия правила, стремиться будут со всею откровенностью к одной и той же цели, то невозможно не согласиться в том, что ни в какое царствование

Россия не могла бы постановить столь твердой ноги в здешней земле и иметь чего-либо подобного тем щастливым обстоятельствам, в которых она теперь находится, для достижения вышней степени величия своего и достоинства между европейскими державами; равным образом, едва ли есть хотя один пример во всей истории такого единственного стечения обстоятельств, которое предстоит Вам, всемилостивейший государь, для утверждения славы своей на самом прочном и незыблемом основании, на признательности всего рода человеческого, которая должна быть наградою и неизбежным последствием достижения цели Вашей. А посему всяк, кто чувствует долг свой к пользам человечества вообще и к пользам государства своего в особенности, кто привержен к особе в. в-ва не по наружности одной, но по внутренним чувствованиям сердца своего в самых сокровеннейших его сгибах, по внутреннему убеждению, что царствование в. и. в-ва есть источник собственного благоденствия его и предвестник блаженства всего государства, тот не может не желать, чтобы в. в-во, пребыв твердым и непоколебимым в своих предприятиях, воспользовались тем случаем, который теперь к приведению оных в действие Вам, всемилостивейший государь, открывается; случай, который едва ли может встретиться один раз в несколько веков.

Чувствительному сердцу в. и. в-ва, конечно, весьма свойственно желать, чтобы благотворительные намерения в. в-ва выполнились без пролития крови и без тех бедствий, коими всегда сопровождается война; но ежели Вы, всемилостивейший государь, возьмете в рассуждение, с одной стороны, что опытами многих веков и основательными наблюдениями дознано, что вообще средства заключаются большею частию в действиях, свойствам того предмета, который обращает на себя внимание, противоположных, ас другой, что исступление Бонапарте, как то видно было из примеров, есть такого роду, что ничто, кроме видимой опасности и надежды избежать оной, не может обуздать оное или, по малой мере, привесть в некоторые границы, то от прозорливости в. в-ва, конечно, не укроется, что сие самое желание Ваше тогда только может совершиться, когда Бонапарте увидит, что Вы, всемилостивейший государь, не только что действительно расположены, но и совершенно готовы силою оружия многочисленного войска доставить Европе то справедливое удовлетворение, которое она до сего времени тщетно ожидала от его доброй воли. Впрочем, что принадлежит до моего мнения, то я почти уверен, что совершение союза с Англиею и потом с другими державами и сильное приуготовление к войне с решительным намерением в скорейшем времени начать оную, заставит Бонапарте в нынешнее время согласиться на все кондиции, какие для общей безопасности захотят от него потребовать, лишь бы во всем оном поступлено было с тою твердостию и с тем искусством, которое к сему потребно.

Верноподданный Николай Новосильцев

Печат. по подлиннику.

88. Посол в Вене А. К. Разумовский товарищу министра иностранных дел А. А. Чарторыйскому No 185

25 декабря 1804 г. (6 января 1805 г.)

Mon prince, le nonce apostolique me fit demander jeudi passé un entretien. J'ignorais absolument quel pouvait être le motif de cette démarche. Toutefois, nous prîmes heure, et il vint m'annoncer, qu'il avait reçu par le dernier courrier de la chancellerie d'Etat des ordres du pape. Qu'ils consistaient à me consigner une lettre "*du saint père pour s. m. l'empereur notre auguste maître ; et que cet écrit était motivé par le succès que venaient d'avoir à Paris les instances de Pie VII, qui depuis son arrivée dans cette capitale n'avait cessé de travailler à l'élargissement du chevsalier de Vernègues, qu'enfin il l'avait obtenu et que ce dernier devait déjà être en route pour se rendre par Vienne à St.-Pétersbourg. Que cette conduite, qui répare aujourd'hui ce que le pape n'avait pas pu empêcher précédemment, serait sans doute appréciée par Alexandre I, et que le saint père espérait avec confiance qu'elle servirait à rétablir des relations, qui, à son inexprimable regret, avaient malheureusement été interrompues dans des circonstances imminentes. J'évitai d'entrer, à cet égard, dans aucune explication avec le nonce. Je me bornai à lui observer que la manière, dont il s'acquittait de ses injonctions, n'était pas dans les formes usitées, qu'ordinairement on joignait aux lettres de cabinet une copie ouverte et que sans cela il n'était guère permis de se charger de leur transmission. Le nonce me répondit qu'il convenait que c'était une omission, mais une omission sans doute involontaire du cardinal Antonelli, qui fait dans ce moment-ci les fonctions de secrétaire d'Etat près du pape, et qu'il suppléerait à ce défaut de formalité par une note'', dans laquelle il me communiquerait, d'après ses dépêches particulières, l'objet de la lettre en question. J'ai reçu cette note, et je la joins ici ainsi que la missive du pape. Il serait superflu d'y ajouter tout ce que le nonce, du ton bénin qui le caractérise et dans son langage tout particulier, y a ajouté de sa satisfaction personnelle d'en voir les choses à ce point et de pouvoir espérer le rétablissement de l'ancien accord entre Rome et Pétersbourg. J'ai l'honneur...

Clom te] A. Rasou moffski Получено 5 генваря 1805 г.

Печат. по подлиннику.

Перевод

138

Г-н князь, в прошлый четверг папский нунций обратился ко мне с просьбой принять его. Мне совершенно не были известны мотивы этого демарша. Тем не менее мы договорились о времени встречи, и когда он пришел ко мне, то сообщил, что им получен с последним курьером государственной канцелярии ряд распоряжений папы, в соответствии с которыми он должен вручить мне письмо святого отца дл передачи е. в-ву императору, нашему августейшему: государю. Он заявил далее, что это послание вызвано успехом недавних настояний Пия VІЇ в Париже, где он неустанно добивался с момента своего приезда в эту столицу освобождения кавалера Вернега; что папа, наконец, добился его освобождения, и Вернег должен быть уже на пути в Петербург через Вену; что эти действия, исправляющие сегодня то, чему папа не мог помешать прежде, будут, несомненно, по достоинству оценены Александром I и что святой отец надеется, что они помогут восстановлению отношений, которые, к его невыразимому сожалению, были несчастным образом прерваны в силу совершенно не зависевших от него обстоятельств. Я уклонился от каких бы то ни было объяснений с нунцием на этот счет. Я ограничился замечанием, что то, как он исполнил данные ему предписания, не соответствует общепринятым формам; что к кабинетным письмам обычно прилагаются открытые копии, без которых, как правило, не разрешается брать на себя их передачу. Нунций ответил мне, что он согласен с тем, что это является упущением, но упущением, безусловно, непреднамеренным, кардинала Антонелли, который в данный момент выполняет обязанности государственного секретаря при папе; и что он исправит это нарушение формальностей, направив

в которой он сообщит мне в соответствии с имеющимися у него депешами опредмете письма, о котором идет речь. Я получил эту ноту и прилагаю ее вместе с посланием папы. Было бы излишним добавлять к этому все то, что нунций в характерном для него благочестивом тоне и свойственным ему языком говорил о своем личном удовлетворении в связи с тем, что дело приняло такой оборот и что можно надеяться на восстановление прежнего согласия между Римом и Петербургом. Имею честь...

Граф А. Разумовский

139

мне ноту

1805

89. Русско-шведская конвенция
о совместных действиях ю обороне Северной Германии '"

2(14) января 1805 г. Au Nom de la très sainte et indivisible Trinité

L'introduction des troupes françaises en Allemagne, nonobstant la neutralité de cet Empire, la gêne imposée à son commerce, le dépouillement du Hanovre, les exactions exercées sur les villes anséatiques qui en ont été les suites, ayant donné la mesure des procédés attentatoires au droit des Nations, que le Gouvernement français se permet à leur détriment et ne laissant aucun doute sur l'extension qu'il peut donner à ses occupations, sous des prétextes aussi frivoles que ceux qui lui ont servi de motif à prendre possession du Hanovre et du baillage de Ritzebutel 141, ont dès leur début attiré toute l'attention de Sa Majesté l'Empereur de toutes les Russies et de Sa Majesté le Roi de Suède. Les projets les plus injustes pouvant naturellement être conçus par un gouvernement, qui ne se règle que d'après sa convenance, et le désir de la clôture du Sund au pavillon marchand anglais ayant déjà été manifesté par Bonaparte, il est à prévoir que c'est en s'emparant du littoral méridional de la Baltique, qu'il cherchera à y forcer les puissances riveraines de cette mer. C'est donc à l'empêcher de s'y établir que Leurs Majestés ont trouvé juste et convenable d'apporter Leurs soins et à faire cesser en Allemagne un état de choses, que Leur qualité de garants de la constitution de cet Empire"? ne leur permet pas d'envisager avec indifférence. A ces motifs communs se joint de plus pour Sa Majesté Suédoise le danger, auquel la Pomeranie Suédoise est exposée, et dont la sûreté . est essentiellement compromise par le séjour des troupes françaises dans le Nord de l'Allemagne.

Leurs Majestés ayant ainsi également senti la nécessité de s'opposer à tout empiétement ultérieur des Français dans ledit pays sont unanimement convenues d'unir Leurs efforts à cet effet; et considérant que le Traité d'alliance défensive qui existe entre la Russie et la Suède " ne contient qu'un octroi de secours mutuels qui pour le cas présent serait insuffisant, ont jugé à propos d'établir un concert de mesures communes par une Convention particulière à cet objet. A cet effet Elles ont choisi et nommé pour leurs plénipotentiaires Sa Majesté Impériale-le Sieur Prince Adam de Czartoryski, Conseiller privé, Ministre adjoint des affaires étrangères, Membre de la Direction générale des Ecoles, Curateur de l'université Impériale de Vilna et de son district, Lieutenant du grand Prieur de l'Ordre Souverain de St. Jean de Jérusalem du prieuré catholique russe et Chevalier de l'Ordre de Ste. Anne et Commandeur de celui de St. Jean de Jérusalem, et le Sieur de Tatistcheff, Conseiller privé, Chambellan actuel, ministre plénipotentiaire près Sa Majesté le Roi des deux Sicilles, ayant séance au collège impérial des affaires étrangères, Chevalier de

« PreviousContinue »