Page images
PDF
EPUB

преки всякому ожиданию лондонский двор категорически отвергнет эту просьбу, Вы должны
будете поставить его в известность, что, несмотря на мое горячее желание сотрудничать с
его британским в-вом в деле спасения Европы, я вынужден буду отказаться ратифицировать
подписанные здесь акты. В случае, если же это не побудит британское министерство пойти
навстречу моим пожеланиям, Вы должны будете немедленно уведомить об этом меня, а также
г-на Новосильцева, если Вам станет известно о его отъезде отсюда. Он будет снабжен предва-
рительными инструкциями относительно образа действий, которому нужно будет следовать
в этом случае; но я совсем не думаю, что он будет вынужден использовать их, ия нисколько
не сомневаюсь в том, что мои ожидания ни в коей мере не будут обмануты и что полная от-
кровенность моих объяснений еще более докажет его британскому в-ву мое желание немед-
ленно устранить все, что могло бы вызвать малейшее расхождение во мнениях между нами.
Пребываю.

Александр
Получено с курьером Беренсом
27 апреля (9 мая) '1805 г.

Главноуправляющий в Грузии П. Д. Цицианов Александру I

7(19) апреля 1805 г. Сообщает о готовности Ибрагим-хана Қарабахского (Шушинского) и Селим-хана Шекинского (Нухинского) вступить в российское подданство. Для защиты владений Селимхана от нападений Мустафа-хана Ширванского направлен отряд русских войск. АҚАҚ, т. 1, стр. 701-702.

[ocr errors]

119. Александр І послу в Вене А. Қ. Разумовскому

10(22) апреля 1805 г. Monsieur le conseiller privé actuel comte de Razoumoffsky. Vous avez déjà été préalablement instruit des termes où en étaient mes négociations avec la cour de Londres. Aujourd'hui mon ministère Vous fait parvenir la transaction qui a été signée ici par mes plénipotentiaires et celui de s. m. britannique (avec toutes les pièces et actes qui en dépendent) *. Vous vous empresserez de les communiquer au ministère de s. m. impériale et royale et Vous ne manquerez point d'appeler toute son attention sur le soin particulier que j'ai mis à combiner les engagements, que je viens de prendre, avec ceux qui me liajent précédemment à la cour de Vienne **. La manière, dont est réglé l'objet des subsides, ne diffère que peu des désirs qu'elle m'avait annoncés, et l'Angleterre a pleinement adhéré aux articles qui concernent les acquisitions territoriales que l'Autriche s'est réservées à l'issue de la guerre 19. Je me flatte d'après cela que l'empereur et roi verra dans cette transaction un témoignage réitéré de mon amitié; qu'il reconnaîtra les avantages des nouveaux liens que j'ai formés et qu'il ne fera point de difficulté d'y adhérer et de donner sans perte de temps au comte de Stadion les instructions et les pouvoirs nécessaires pour signer ici son acte d'accession. La seule considération, qui pourrait arrêter s. m. impériale et royale, est que les secours pécuniaires, auxquels le cabinet de St. James s'est engagé, ne sont promis que dans le cas où d'ici à 4 mois elle ferait agir ses forces contre la France. Cette objection est d'une si haute importance, elle tient si essentiellement aux déterminations, que les grandes puissances sont obligées de prendre pour le salut de l'Europe, que je crois indispensable de m'y arrêter plus particulièrement.

La question sé réduit à savoir si l'Autriche souffrira tous les envahissements de Bonaparte ou bien prendra la résolution de s'y opposer. (Cette puissance s'est

* См. док. 117. * См. док. 63.

engagée envers moi à employer ses forces contre la France dans des cas prévus ; il en est d'autres où son intérêt le plus direct lui en fait une loi indispensable; enfin le cas d'une agression contre les Etats autrichiens peut se présenter et ne laisserait plus aucune alternative entre une soumission entière et une résistance énergique. La cour de Vienne ne saurait se dissimuler que l'un de ces cas existe en ce moment par la réunion de l'Italie à la domination française et que les autres peuvent arriver très incessamment). Obligée alors d'agir contre la France, les premières lois de la prudence ne lui commandent-elles pas de choisir pour s'y décider le moment le plus propice, celui qui promet le plus de chances favorables ? L'Autriche avoue qu'elle ne peut rien entreprendre contre l'ennemi commun sans les secours pécuniaires du roi d'Angleterre ; ce souverain les lui fournit sur-le-champ si elle veut se prononcer ; elle croit avoir besoin pour résister à Bonaparte d'une partie de mes forces, et je les offre immédiatement. Comme le cabinet de Vienne a montré quelque appréhension sur le parti que la Prusse embrasserait si la guerre venait à éclater, non seulement je me suis engagé à surveiller la conduite de cette puissance, mais la résolution, qu'elle vient de prendre de ne point reconnaître encore le nouveau titre de Bonaparte, et d'autres circonstances me font espérer, dans le cas d'une guerre continentale, que je parviendrai à la conduire selon nos vues. Toutes ces circonstances réunies ne prouvent-elles point que le moment actuel est le plus favorable pour que l'Autriche prenne un parti décisif, ou du moins pour qu'elle se prépare à agir incessamment avec vigueur contre la France. Si on laisse échapper ce moment, je le demande à la conviction de s. m. impériale et royale, quand et comment se flatte-t-elle de réunir des moyens suffissants pour pouvoir résister aux projets ultérieurs de Bonaparte ? Les circonstances actuelles présentent à la cour de Vienne deux chances également avantageuses ; la première est d'adhérer à la négociation de paix qui va s'ouvrir à Paris 78 et de profiter du loisir qu'elle donnera pour mettre ses forces sur un pied respectable, tandis que mes armées se rassembleront sur mes frontières et pourront se joindre à celles de l'empereur et roi à sa première réquisiton. La seconde est de se prononcer avec fermeté contre l'asservissement de l'Italie que Bonaparte vient d'effectuer en s'arrogeant le titre royal et qu'il se prépare à soutenir par la force des armes. L'Autriche ne peut tolérer cet envahissement qu'en renonçant à tous les droits que lui donnent ses traités avec la France. Les armements de Bonaparte en Italie autorisent ceux de s. m. impériale et royale et comme ses propres moyens lui paraissent insuffisants, elle peut et doit avoir recours à ses alliés. Je suis prêt à faire marcher immédiatement dans ses Etats des forces considérables et si cette mesure, pleinement autorisée par les empiétements successifs de Bonaparte, le déterminait à une attaque soudaine, mes troupes se seraient au moins déjà rapprochées du théâtre de la guerre et se trouveraient plus à portée de soutenir les efforts des armées autrichiennes. Le commencement des opérations a été préalablement fixé à 4 mois ; ce terme a été jugé nécessaire pour connaître ce qu'on peut attendre des ouvertures qui vont être faites à Paris et suffisant pour mettre les diverses armées en état d'agir ; mais sa dernière fixation devant dépendre principalement de l'issue des négociations à Paris et du plan de campagne, l'époque pourra en être réglée définitivement dans l'acte d'accession de s. m. impériale et royale. Le plus essentiel est que l'année présente ne s'écoule pas sans avoir commencé les opérations; car s'il en était autrement il en faudrait plus se flatter de pouvoir rien effectuer contre la France. L'Angleterre, ne voyant aucun accord dans les puissances continentales, serait obligée de songer à une paix partielle, et moi-même, qui suis empressé maintenant de contribuer par les efforts puissants au salut de l'Europe, je serais forcé de m'avouer qu'ils sont inutiles, puisque les puissances les plus exposées aux affronts et aux envahissements de la France ne veulent point me seconder avec énergie. Je déplorerais le sort qui attend mes co-Etats, mais je m'en consolerais, quoique difficilement, par la conviction d'avoir fait tout ce qui dépendait de moi pour opposer une barrière efficace aux bouleversements ultérieurs dont l'Europe est menacée en m'y portant avec d'autant plus de désintéressement que la position de mes Etats les met encore pour longtemps à l'abri de toute atteinte directe de la part de la France.

Si j'insiste auprès de l'Autriche, c'est que son salut l'exige non moins que celui de toute l'Europe, et Vous aurez soin de ne rien négliger pour ouvrir les yeux au cabinet de Vienne sur les dangers dont s. m. impériale et royale va être assaillie, si elle se refuse à l'évidence des raisons qui ne lui permettent plus de bjaiser avec Bonaparte. Celui-ci commencera la guerre aussitôt qu'il y trouvera son intérêt, et si ce fléau doit atteindre la monarchie autrichienne, ne vaut-il pas mieux que ce soit dans le moment actuel où elle peut compter sur des secours considérables de la part d'alliés sûrs et puissants, que plus tard où s. m. britannique, après avoir vu la nécessité et trouvé son avantage à terminer la guerre sans s'occuper des intérêts du continent, déclarerait ne plus être disposée à fournir une assistance subsidiaire aux puissances de l'Europe qui voudraient s'élever contre la France. Je suis...

Alexandre *** Раг l'asses[seur) Boulhakoff lе 24 av[rilj (6 mai) 1805.

[blocks in formation]

Г-н действительный тайный советник граф Разумовский. Вы уже предварительно были Извещены о положении, в котором находятся мои переговоры с лондонским двором 190. Сегодня мое министерство посылает Вам соглашение, которое было подписано здесь моими уполномоченными и уполномоченным его британского в-ва, а также все документы и акты, к нему относящиеся *. Вам следует незамедлительно передать их министерству его императорского и королевского в-ва, и Вы не преминете обратить его внимание на особое старание, приложенное мною для того, чтобы согласовать только что принятые мною обязательства с теми, которые связали меня раньше с венским двором **. Вопрос о субсидиях разрешен почти в полном соответствии с выраженными им пожеланиями; Англия полностью согласилась со статьями, касающимися территориальных приобретений по окончании войны, которые выговорила себе Австрия19. Вследствие этого я льщу себя надеждой, что император и король увидит в этом соглашении новое доказательство моей дружбы, что он признает преимущества НОВых установленных мною связей, что он охотно присоединится к ним и, не теряя времени, даст графу Стадиону указания и необходимые полномочия для подписания здесь акта о присоединении. Единственное соображение, которое могло бы остановить его императорское и королевское в-во, заключается в том, что денежная помощь, которую обязался предоставить сент-Джемский кабинет, обещана лишь в том случае, если в течение четырех месяцев с настоящего времени Австрия выступит против Франции. Это имеет столь большое значение и так тесно связано с решениями, которые великие державы обязаны принять для спасения Европы, что я считаю необходимым остановиться на этом более подробно.

Вопрос сводится к тому, смирится ли Австрия с захватническими действиями Бонапарта или же примет решение воспротивиться им. (Эта держава обязалась по отношению ко мне использовать свои силы против Франции в определенных случаях; в ряде других случаев этого будут требовать ее самые насущные интересы; наконец, нападение на австрийские владения, и в этом случае ей придется выбирать лишь между полным подчинением и энергичным сопротивлением. Венский двор не может не признать, что один из этих случаев имеет место в данный момент в результате подчинення Италии французскому господству, а другие случаи могут возникнуть незамедлительно). Раз он должен будет тогда действовать против Франции, то не предписывают ли ему основные законы предусмотрительности выбрать для этого решения наиболее удобный момент, тот, который обещает больше всего благоприятных шансов? Австрия признает, что она ничего не может предпринять против общего врага без денежной помощи английского короля, - этот государь

*** Контрассигновано А. А. Чарторыйским.

Может

иметь

место

25 Заказ N 1769

385 ского в-ва

немедленно окажет ей эту помощь, если она примет определенное решение; она считает, что для оказания сопротивления Бонапарту ей нужна часть моих сил, ия их немедленно предоставлю. Поскольку венский кабинет выразил некоторые опасения относительно того, чью сторону примет Пруссия, если разразится война, я не только обязался следить за поведением этой державы, но, кроме того, учитывая только что принятое ею решение все еще не признавать нового титула Бонапарта — и другие обстоятельства, я имею основания надеяться, что в случае континентальной войны мне удастся направить ее согласно нашим планам. Разве все эти обстоятельства, вместе взятые, не доказывают, что данный момент является наиболее благоприятным для принятия Австрией окончательного решения или, по крайней мере, для того, чтобы она подготовилась к немедленным энергичным действиям против Франции. Если упустить этот момент, то — спрашиваю я у его императорского и королев

как и когда он надеется собрать достаточные силы для того, чтобы быть в состоянии сопротивляться дальнейшим проектам Бонапарта? Обстоятельства данного момента предоставляют венскому двору две равно благоприятные возможности: первая принять участие в мирных переговорах, которые в ближайшее время откроются в Париже 176, и использовать это время для того, чтобы подготовить внушительные силы, тогда как мой армии будут стянуты к границам и смогут присоединиться к армиям императора и короля по первой же его просьбе. Вторая возможность заключается в том, чтобы твердо выступить против порабощения Италии, которое только что осуществил Бонапарт, присвоив себе королевский титул, и которое он готовится поддерживать силой оружия. Австрия может примириться с этим захватом, лишь отказавшись от всех прав, которые ей дают ее договоры с Францией. Вооружен

енные приготовления Бонапарта в Италии дают основания для подобных приготовлений со стороны его императорского и королевского в-ва, и, поскольку его собственные силы кажутся ему недостаточными, он может и должен прибегнуть к помощи своих союзников. Я готов немедленно направить значительные силы в его владения, и, если эта мера, всецело оправданная непрестанными захватами Бонапарта, побудит его к неожиданному нападению, мои войска будут, по крайней мере, уже вблизи театра военных действий и будут иметь большую возможность поддержать усилия австрийских армий. Предварительно было условлено начать операции через четыре месяца; этот срок был признан необходимым для того, чтобы знать, чего можно ожидать от предложений, которые будут сделаны в Париже, и достаточным для того, чтобы привести армии в готовность, но, поскольку окончательное установление этого срока должно зависеть главным образом от исхода переговоров в Париже и от плана кампании, он может быть окончательно определен в акте присоединения его императорского и королевского в-ва. Самое важное заключается в том, чтобы операции начались до конца этого года, так как иначе нельзя будет больше надеяться предпринять чтолибо против Франции. Англия, не видя никакого согласия между континентальными державами, будет вынуждена думать о сепаратном мире, и даже я, преисполненный сейчас готовНости активно способствовать спасению Европы, тоже буду вынужден признать, что мои уснлия бесполезны, поскольку державы, наиболее подвергающиеся оскорблениям и посягательствам со стороны Франции, не хотят энергично поддержать меня. Я буду оплакивать судьбу, ожидающую моих союзников, но я, хотя ис трудом, найду утешение в сознании того, что я сделал все от меня зависящее, чтобы поставить действительную преграду дальнейшим потрясениям, угрожающим Европе, причем добивался этого тем более бескорыстно, что в силу положения моих владений они еще долго будут находиться в безопасности от непосредственного нападения со стороны Франции.

Если я проявляю настойчивость по отношению к Австрии, то потому, что ее спасение требует этого не в меньшей степени, чем спасение всей Европы, и Вы должны сделать все возможное, чтобы открыть венскому кабинету глаза на те опасности, которые тотчас же обрушатся на его императорское и королевское в-во, если он не согласится с доводами, которые столь очевидно свидетельствуют о невозможности для него и дальше действовать окольными путями по отношению к Бонапарту. Последний начнет войну, как только он сочтет, что это ему выгодно, и если это бедствие должню постичь австрийскую монархию, то не лучше ли было бы, чтобы это произошло в данный момент, когда она может рассчитывать на значительную помощь со стороны надежных и могущественных союзников, чем позже, когда его британское в-во, сочтя, что необходимо закончить войну, найдя это более выгодным для себя и не заботясь об интересах континента, заявит, что он больше не желает предоставлять денежную помощь европейским державам, которые хотели бы выступить против Франции. Пребываю...

Александр Саcессором Булгаковым, 24 апреля (6 мая) 1805 г.

120. Товарищ министра иностранных дел А. А. Чарторыйский

послу в Вене А. Қ. Разумовскому

11(23) апреля 1805 г. Monsieur le comte! Par l'article II du concert existant entre la Russie et l'Autriche * il a été convenu qu'on ne négligerait aucune occasion et facilité pour se mettre en état de coopérer d'une manière efficace aux mesures actives qui seraient jugées nécessaires pour prévenir des dangers qui menaceraient immédiatement la sûreté générale de l'Europe.

L'empereur, envisageant l'élévation de Bonaparte au trône d'Italie comme un de ces événements qui par leur nature doivent motiver l'opposition énergique des deux cours impériales, ne néglige rien de ce qui est nécessaire pour mettre les forces russes à même de coopérer promptement avec celles de l'Autriche. Ne pouvant douter que cette puissance ne se prépare de son côté à opposer à Bonaparte une résistance sérieuse, s'il voulait effectuer une attaque pour soutenir ce nouvel envahissement, s. m. désirerait savoir en quoi consistent les mesures prises à cet effet en Autriche et quelle étendue on se propose de leur donner et surtout si l'on continue celles qui nous avaient été précédemment annoncées et qui devaient s'effectuer sous le prétexte de rassemblement d'un camp d'exercice et à quel point elles sont arrivées. Vous voudrez bien, Mr le comte, en faire l'objet de Vos entretiens avec Mr le vice-chancelier comte de Cobenzl et instruire s. m. avec détail et précision de ce qui Vous aura été communiqué sur la nature de ces préparatifs. J'ai l'honneur...

Le pirin]ce A. Czartorysk i

Раг l'ass[esseu]r. Boulhakoff le 24 av[ril] (6 mai) 1805.

Печат. по подлиннику.

Перевод

[ocr errors]

Г-н граф Статьей и соглашения, существующего между Россией и Австрией было установлено, что стороны воспользуются всяким удобным случаем и возможностью, дабы приготовиться споспешествовать осуществлению тех деятельных мер, кои они за благо найдут предпринять к предупреждению опасностей, если оние за сим угрожать будут общей безопасности Европы.

Император, рассматривая вступление Бонапарта на трон Италии как одно из тех событий, которые по своему характеру должны вызвать энергичное противодействие обоих императорских дворов, делает все необходимое для того, чтобы русские силы были готовы быстро приступить к совместным действиям с австрийскими силами. Поскольку нельзя сомневаться в том, что названная держава со своей стороны готовится оказать серьезное сопротивление Бонапарту, если бы последний захотел совершить нападение для того, чтобы поддержать этот новый захват, е. в-во желал бы знать, какие именно меры приняты с этой целью в Австрии, какой размах предполагается им придать и, в особенности, продолжается ли осуще. ствление объявленных нам ранее мер, которые должны были проводиться под предлогом лагер ного сбора, и в какой стадии они находятся. Соблаговолите, г-н граф, побеседовать по этому вопросу с г-ном вице-канцлером графом Кобeнцлем и подробно и точно известить е. в-во о том, что Вам будет сообщено охарактере этих приготовлений. Имею честь...

Князь А. Чарторыйский

Саcессором Булгаковым, 24 апреля (6 мая) 1805 г.

* См. док. 63.

« PreviousContinue »