Page images
PDF
EPUB

préserver les Etats ottomans de l'invasion dont ils sont menacés par la présence des troupes françaises sur les côtes du royaume de Naples, ne s'empresse de donner à ses agents et commandants en Albanie des instructions qui puissent non seulement faire cesser les persécutions qu'elle a autorisées contre les familles des enrôlés, mais même faciliter le complément du corps de tirailleurs qu'ils doivent former.

Le soussigné qui n'a pas encore porté à la connaissance de s. m. i. la communication des lettres d'Ali Pacha, qui ne l'a même pas voulu, avant d'être entré en explication avec le ministère ottoman, désire vivement d'être mis à même de pouvoir par là empêcher l'impression désagréable qu'elle produirait nécessairement sur l'esprit de cet auguste souverain, si le soussigné devait y ajouter l'avis de l'insistance de la Sublime Porte à maintenir les dispositions prohibitives et de rigueur dont il y est fait mention.

Il serait bien plus agréable au soussigné, bien plus conforme à la situation des deux cours, d'avoir à informer s. m. i. que la Sublime Porte reconnaît la sagesse des mesures de son auguste allié et qu'elle s'empresse à les seconder.

(signé) André Italinsky

Печат, по копии.

Перевод

306

Поскольку е. пр-во рейс-эфенди сообщил выдержки из различных писем, присланных Блистательной Порте Али-пашой Янинским и Ибрагим-пашой относительно вербовки некоторых лиц в Албании, а также относительно оборонительных мер, принятых русскими генералами на Корфу 134, нижеподписавшийся чрезвычайный посланник и полномочный министр е. в-ва императора всероссийского в ответ на это сообщение имеет честь заметить, что если русские военачальники на Корфу решили произвести означенную вербовку, не предупредив об этом заранее Блистательную Порту, то только потому, что, исходя из полученных от е. и. в-ва инструкций, они, должно быть, полагали, что оттоманское министерство признало искренность намерений и мудрость советов их августейшего государя, что Блистательная Порта нисколько не сомневается в существовании у французского правительства определенных замыслов в отношении ее и что она убеждена поэтому в необходимости заблаговременно приготовить средства с целью воспрепятствовать их осуществлению, а также в необходимости довериться в этом отношении великодушным заботам е. н. в-ва.

Именно это убеждение и определило поведение русских военачальников; оно же дало им основание надеяться на то, что со стороны военачальников Блистательной Порты они встретят искреннее и пpямoдушное содействие, но ни в коем случае не препятствия.

Однако военачальники е. и. в-ва постоянно наталкивались на такие препятствия во всем; но они всегда предпочитали приписывать их личным чувствам Али-паши, результату злостных намерений этого правителя, сговор которого с французами, столь убедительно доказанный, неоднократно изобличался перед Блистательной Портой.

Нижеподписавшийся, со своей стороны, охотно разделял мнение военачальников е. н. в-ва, поддерживал его и исходил из него в своих демаршах перед оттоманским министерством.

Нижеподписавшийся не мог не относиться с таким доверием к Блистательной Порте в момент, когда он вел с ней переговоры о возобновлении договора о союзе ражала столь горячее желание как можно скорее скрепить узы дружбы с императорским двором, когда его высочество султан непрестанно давал через свое министерство и непосредственно е. и. в-ву самые положительные, самые торжественные заверения относительно своих намерений.

В силу столь благоприятных отношений между обоими министерствами Блистательная Порта, вместо того чтобы отдавать Али-паше приказания получение которых официально подтверждено в письмах этого правителя, должна была бы принять единственно подобающее решение откровенно объясниться и договориться с нижеподписавшимся относительно означенной вербовки.

Все же нижеподписавшийся не только хочет верить, что соображения, вызвавшие посылку этих приказаний Али-паше, не таковы, как это можно предположить, судя по их содержанию, но даже убежден, что изложение им Блистательной Порте причин и целей этой вербовки будет содействовать тому, что она будет рассматривать эту меру в ее истинном свете.

Возможность использования войск е. н. в-ва, расположенных на Корфу, для защиты Блистательной Порты навела на мысль о той пользе, которую могли бы принести албанцы, являющиеся очень хорошими стрелками, и, следовательно, о создании из них отряда регу

307

когда она вы

252

[ocr errors]

лярных войск численностью от 3 до 4 тыс. человек; однако эти люди отнюдь не будут оторваны от своей родины, а вернутся туда, как только отпадут обстоятельства, вызвавшие необходимость их вербовки.

Такова единственная цель, таково было намерение военачальников е. и. В-ва на Корфу.

Оттоманское министерство, без сомнения, достаточно разумно, и оно понимает, что, для того чтобы подобная мера могла принести пользу, к ее осуществлению следовало приступить заранее и что прибегнуть к ней лишь в момент необходимости значило бы идти на риск не получить тех выгод, которые она сулит.

Между тем никогда еще не было столь настоятельно необходимо закончить подготовку к военным операциям, которые, по всей видимости, не замедлят начаться ив успехе которых Блистательная Порта должна быть крайне заинтересована, так как лишь изгнание французских войск из Неаполитанского королевства, являющееся целью этих операций, может обеспечить безопасность Оттоманской империи.

Это важнейшее соображение и полная осведомленность Блистательной Порты о положении вещей не позволят ей отказаться от содействия формированию этого отряда стрелков.

Учитывая вышеизложенное, а также заключение договора о союзе *, скрепившего узы тесной дружбы между обеими империями и обусловившего общность их интересов, нижеподписавшийся не сомневается в том, что Блистательная Порта, руководствуясь этими соображеннями ив благодарность за неисчислимые жертвы, которые принес и продолжает приносить е. и. в-во с целью предохранить оттоманские владения от угрозы вторжения, нависшей над ними в связи с пребыванием французских войск на побережье Неаполитанского королевства, поспешит дать своим агентам и военачальникам в Албании соответствующие инструкции, с тем чтобы не только положить конец преследованиям, которым с ее разрешения подвергаются семьи завербованных, но и облегчить комплектование отряда стрелков из них.

Нижеподписавшийся еще не известил е. и. в-во о сообщенных ему письмах Али-паши и даже не хотел делать этого до объяснения с оттоманским министерством, и он горячо желает получить возможность предотвратить неблагоприятное впечатление, которое это неизбежно произвело бы на его августейшего государя, если бы к тому же нижеподписавшийся был вынужден сообщить об упорном стремлении Блистательной Порты оставить в силе упомянутые там суровые запретительные постановления.

Нижеподписавшемуся было бы гораздо приятнее сообщить е. в-ву, что Блистательная Порта признает мудрость мер своего августейшего союзника и готова им содействовать; это в большей мере соответствовало бы характеру отношений между обоими дворами.

(Подпись) Андрей Италинский

186. Декларация представителей Королевства Обеих Сицилий
полномочному министру в Неаполе Д. П. Татищеву

8 октября 1805 г. es soussignés, par ordre exprès et au nom du Roi leur Maître, ont l'honneur de faire à Son Excellence Monsieur le Ministre plénipotentiaire de Russie la déclaration suivante:

La part sincère et active que Sa Majesté l'Empereur de toutes les Russies a prise constamment au bien-être du Royaume de Naples, l'intérêt que ce Souverain a particulièrement manifesté à voir ce pays rendu à son indépendance, ayant excité toute la sensibilité de Sa Majesté Sicilienne, l'ont portée à recourir à Son Auguste Allié, en l'invitant à vouloir bien employer une partie de ses troupes à l'effet de purger ses Etats des forces françaises qui les ont envahis. Sa Majesté Impériale s'étant rendue aux væux qui lui ont été exprimés par Sa Majesté Sicilienne, une convention * particulière à cet objet a été conclue entre Leurs dites Majestés. Entre temps, le chef actuel du Gouvernement français ayant obligé l'Ambassadeur de Sa Majesté résidant à Paris de signer une convention 294, soit dite de neutralité, dans laquelle ayant imposé au Roi des obligations onéreuses et dérogatoires à sa dignité, il consent pour sa part à retirer dans l'espace d'un mois les troupes françaises stationnées dans les provinces napolitaines, et a exigé du Roi par l'organe de l'Ambassadeur de France résidant à sa Cour la ratification de cet acte dans l'espace de quarante-huit heures après

* См. док. 179.

notification faite, avec menace, en cas de reíus, de faire marcher les troupes françaises sur la capitale du Royaume.

L'état actuel de l'armée du Roi et la triste situation du Royaume ayant porté Sa Majesté Sicilienne à souscrire à la volonté de son ennemi naturel, Elle s'empresse en même temps de déclarer à son intime ami et allié Sa Majesté l'Empereur de toutes les Russies, qu'elle regarde la Convention de Paris, qu'elle vient de ratifier, comme un acte qui lui a été extorqué par la force et par conséquent nullement obligatoire pour elle; mais qu'au contraire elle veut observer strictement et exécuter les stipulations contenues dans la Convention conclue le 29 août (10 septembre) * par les soussignés et Son Excellence Monsieur le Chevalier de Tatistcheff, Ministre plénipotentiaire de Russie ; qu'en conséquence Sa Majesté Sicilienne attend avec impatience l'arrivée dans ses Etats des troupes russes et anglaises avec l'appui desquelles elle espère Dieu aidant non seulement libérer ses Etats des troupes françaises qui s'y trouvent maintenant, mais leur en fermer de même l'entrée pour l'avenir.

En foi de quoi, par ordre et au nom de Sa Majesté le Roi notre Auguste Maître, nous avons signé la présente déclaration et y avons apposé le sceau de nos armes. Faite à Portici le 26 septembre (8 octobre) l'an de grâce mil huit cent cinq.

(L. S.) Thomas Firra o Prince de Luzzi.
(L. S.) Thomas de Somma Marquis de Circello.

11.

Печат. по подлиннику.

Опубл, Auriol Ch., La France, l'Anglеterre et Naples de 1803 1806, P., 1905, t. 2, p. 603-604.

Перевод

венция

294

Нижеподписавшиеся по повелению и от имени короля, их государя, имеют честь сделать его пр-ву г-ну полномочному министру России следующее заявление:

Искреннее и живое участие к судьбе Неаполитанского королевства, постоянно проявлявшееся е. в-вом императором всероссийским, а также его особый интерес к восстановлению независимости этой страны вызвали у его сицилийского в-ва чувство горячей признательности и побудили его обратиться к своему августейшему союзнику с просьбой выделить часть своих войск для того, чтобы очистить владения его сицилийского в-ва, захваченные французскими войсками. Поскольку его императорское в-во пошел навстречу пожеланиям, высказанным его сицилийским в-вом, между их реченными величествами была заключена особая кон

по этому вопросу. Между тем нынешний глава французского правительства вынудил находящегося в Париже посла е. в-ва подписать конвенцию о так называемом нейтралитете и, навязав королю обременительные и оскорбительные для его достоинства обязательства, согласился, со своей стороны, вывести в месячный срок французские войска, дислоцированные в неаполитанских провинциях, и через французского посла, аккредитованного при неаполитанском дворе, предъявил королю требование ратифицировать этот акт в течение 48 часов после уведомления об этом, пригрозив, что в случае отказа французские войска будут двинуты на столицу королевства.

Ввиду нынешнего состояния армии и плачевного положения королевства его сицилийское в-во был вынужден подчиниться. Воле своего естественного врага, но в то же время он спешит заявить своему близкому другу и союзнику е. в-ву императору всероссийскому, что он рассматривает только что ратифицированную им Парижскую конвенцию как акт, подписанный по принуждению и, следовательно, не имеющий для него никакой силы; что, напротив, он желает строго соблюдать и выполнять условия конвенции, заключенной 29 августа (10 сентября) нижеподписавшимися и е. пр-вом г-ном кавалером Татищевым, полномочным министром России; что вследствие этого его сицилийское в-во с нетерпением ожидает прибытия в его владения русских и английских войск, при поддержке которых он надеется с божьей помощью не только освободить свои владения от находящихся там сейчас французских войск, но и закрыть им туда доступ на будущее.

В силу чего по повелению и от имени е. в-ва, нашего августейшего государя, мы подписали настоящую декларацию и приложили к ней наши печати.

Совершено в Портичи 26 сентября (8 октября) тысяча восемьсот пятого года от рождества Христова. (М. П.)

Томазо Фиррао, князь Люцци (М. П.) Томазо Сомма, маркиз Чирчелло

[ocr errors]

187. Товарищ министра иностранных дел А. А. Чарторыйский
послу в Лондоне С. Р. Воронцову

Пулавы, 27 сентября (9 октября) 1805 г.

Tous les rapports, qui nous parviennent de Corfou et des environs, s'accordent sur ce que le St Morier, consul britsanni lque en Morée, ne discontinue pas à se conduire d'une manière aussi incompatible avec les liens d'amitié et de bonne intelligence qui existent entre notre auguste cour et celle de Londres, que contraire aux assurances que le ministère anglais nous a données en dernier lieu sur la sincérité de ses dispositions à concourir aux opérations que nous avons jugées nécessaires pour assurer le bien-être de la République septinsulaire.

Une marche uniforme, que suivraient les employés des deux cours dans ce pays, pourrait seule déjouer les intrigues toujours renaissantes des émissaires français et de leurs adhérents, parmi lesquels il faut placer en première ligne le pacha de Yanina.

Il a donc dù nous paraître étrange que le St Morier ne se borne seulement pas à censurer et à décréditer nos opérations dans ce pays-là, mais que même il offre et procure à Aly-pacha tous les moyens qui dépendent de lui pour faciliter à ce rebelle les entreprises qu'il médite soit contre son gouvernement, soit contre nous. Il est de fait, entre autre, que le St Morier lui a procuré un officier anglais du corps de génie, lequel s'est chargé de lui tracer les plans de plusieurs nouvelles forteresses destinées à inquiéter et à maîtriser les habitants qui nous montrent quelque attachement; qu'il a offert au pacha de Yanina de faire venir de l'artillerie de Malte pour armer une corvette qu'il vient de mettre en mer pour troubler le commerce des îles Ioniennes; qu'il appuie fortement Alypacha à Constantinople pour que la Porte ferme les yeux sur ses empiétements continuels au détriment des Tschamis et autres peuples indépendant de lui, ce qui par la suite peut accroître la puissance de ce pacha au point de compromettre la sûreté de Corfou même. En un mot, le St Morier, fût-il l'agent de la puissance la plus ennemie de la Russie, ne saurait se conduire avec plus de zèle et d'activité pour nuire à nos intérêts.

Comme il nous sera toujours impossible de supposer qu'il en agit ainsi d'après les instructions de sa cour, nous ne pouvons attribuer ses procédés qu'à son caractère personnel et à une inimitié prononcée qu'il a manifestée contre la Russie dès son arrivée dans le pays où il se trouve.

En partant de cette base, il paraît que, vu la conformité d'intérêts qui unit les cabinets de St.-Pétersbourg et de St. James, celui-ci ne peut faire moins que de rappeler le S Morier du poste qu'il occupe actuellement en lui donnant quelque autre place où il ne puisse nuire aux intérêts communs des deux puissances 08. Mais si cette mesure rencontrait quelque difficulté dans son exécution, le St Morier devrait du moins être muni d'ordres précis et clairs de s'abstenir de tout ce qui peut être contraire aux vues et aux intentions bienfaisantes de notre auguste cour et, surtout, de ne point favoriser les intentions malveillantes du pacha de Yanina.

L'empereur Vous charge, Mr le clom]te, de faire de nouvelles remontrances à ce sujet au ministère de s. m. br[itanni]que, en les appuyant de tous les arguments qui dérivent de la nécessité d'éviter toute espèce de discussion de ce genre dans un moment où des objets d'un intérêt majeur paraissent devoir absorber toute l'attention des deux cours.

Помета Александра I: Быть по сему. 27 сентября) 1805 г. в Пулавах.

Печат. по отпуску.

Перевод

Все донесения, поступающие к нам с Корфу и из близлежащих мест, свидетельствуют о том, что образ действий г-на Мориера, британского консула в Морее, по-прежнему является столь же несовместимым сдружескими связями и добрым согласием между нашим августейшим двором и лондонским двором, сколь и противоречащим недавним заверениям английского министерства в искренности его намерения содействовать тем мерам, которые мы сочли необходимыми для обеспечения благоденствия Республики Семи островов.

Только согласованность действий представителей обоих дворов в этой стране могла бы расстроить постоянно возникающие интриги французских агентов и их сторонников, среди которых на первое место следует поставить пашу Янинского.

Нам не могло поэтому не показаться странным, что г-н Мориер не ограничивается тем, что порицает и порочит наши действия в этой стране, но даже предлагает и доставляет Алипаше все находящиеся в его распоряжении средства, чтобы содействовать этому мятежнику в предприятиях, замышляемых им либо против своего правительства, либо против нас. Известно, между прочим, что г-н Мориер послал к нему английского офицера инженерных войск, который взялся составить проекты нескольких новых крепостей, предназначенных для того, чтобы беспокоить и усмирять жителей, выказывающих приверженность к нам; что он предложил паше Янины доставить артиллерию с Мальты для вооружения корвета, недавно посланного им в море для того, чтобы чинить препятствия торговле Ионических островов; что он оказывает сильную поддержку Али-паше в Константинополе, добиваясь, чтобы Порта закрыла глаза на его непрерывные посягательства на свободу чами и других не зависящих от него народов, что впоследствии может усилить власть этого паши до такой степени, что возникнет угроза безопасности самого Корфу. Одним словом, г-н Мориер, будь он агентом самой враждебной России державы, не мог бы проявить большего рвения и большей энергии для того, чтобы вредить нашим интересам.

Поскольку мы никак не можем предположить, что он действует подобным образом в соответствии с инструкциями своего двора, мы приписываем его действия только его характеру и явной враждебности по отношению к России, проявляемой им с момента приезда в страну, где он находится.

Исходя из этого, мы полагаем, что ввиду общности интересов, объединяющих петербургский и сент-Джемский кабинеты, последний должен по меньшей мере отозвать г-на Мориера с поста, который он занимает в настоящее время, предоставив ему другое место, где он не мог бы вредить общим интересам обеих держав вов. Но если бы осуществление этой меры встретило какие-либо затруднения, то г-ну Мориеру должны были бы, по крайней мере, ясно и недвусмысленно предписать воздерживаться от всего, что может противоречить благотворным видам и намерениям нашего августейшего двора, и, особенно, от Поддержки враждебных намерений паши Янины.

Император поручает Вам, г-н граф, сделать новые представления на этот счет министерству его британского в-ва, подкрепив их всеми доводами, вытекающими из необходимости избегать каких бы то ни было споров такого рода в момент, когда вопросы высшей важности, казалось бы, должны поглотить все внимание обоих дворов.

188. Товарищ министра иностранных дел А. А. Чарторыйский
полномочному министру в Неаполе Д. П. Татищеву

Пулавы, 28 сентября (10 октября) 1805 г. Ayant rendu compte à l'empereur du désir de la cour de Naples de renouveler le traité d'alliance de 1798 254, je suis autorisé à communiquer à v. ex. que s. m. se prêtera avec plaisir à tout ce qui peut cimenter l'union existant entre les deux cours et qu'elle Vous fera munir d'instructions particulières sur cet objet aussitôt que le développement des circonstances en aura indiqué le moment convenable.

En attendant, je crois devoir Vous communiquer quelques idées qui m'ont été suggérées par le désir de donner à nos relations avec l'Italie un certain degré de consistance et de rendre les avantages qui doivent résulter de ces relations aussi réciproques que possible,

Toute alliance entre la cour impléria lle et telle puissance isolée de l'Italje ne peut qu'être très avantageuse pour celle-ci, tandis que la Russie n'y gagne rien, si ce n'est l'obligation de protéger son alliée contre les grandes puissances

« PreviousContinue »