Page images
PDF
EPUB

265

с

268

2в1 Речь идет о письме Александра I Фридриху-Вильгельму ІІІ от 7(19) августа 1805 г. (см. аннотацию на стр. 533).—513, 516.

26? В районе Брест-Литовска была дислоцирована Волынская армия под командованием генерала Ф. Ф. Букстевдена.5 13, 517.

26" Литовская армия состояла из двух корпусов, расположенных на линии Тауроген— Гродно. Командиром одного из них был генерал И. Н. Эссен. Командир другого корпуса— генерал Л. Л. Беннигсен являлся одновременно командующим Литовской армией. — 513, 517. 264 Имеется в виду корпус под командованием генерала П. А. Толстого. 514, 517.

в Гродно находилась штаб-квартира генерала И. И. Михельсона, главнокомандующего Волынской и Литовской армиями.—514, 517.

266 Имеется в виду письмо Александра I Фридриху-Вильгельму III от 23 августа (4 сентября) 1805 г. (см. аннотацию на стр. 563). 514, 517, 526, 530, 602, 605.

267 Австрия полностью согласилась мероприятиями, предложенными Россией в декларации от 31 августа (см. док. 172).—514, 517.

Австрийский посланник в Берлине Meттepних и генерал Мерфельдт, прибывший в Берлин 12 сентября 1805 г. с заданием убедить короля присоединиться к коалиции, настойчиво добивались от прусского правительства согласия на присоединение к коалиции и на проход русских войск через прусские владения. Однако прусское правительство категорически отказалось присоединиться к действиям союзников, пока оно не выяснит их истинных намерений и не убедится в невозможности урегулирования противоречий с Наполеоном мирным путем. 20 сентября прусский министр иностранных дел Гарденберг предупредил Меттерниха, что переход русскими войсками прусских границ без разрешения короля будет рассматриваться как объявление войны.—515, 518.

269 Излагаемые мероприятия не были осуществлены, так как Александр І отменил приказ о переходе границы Пруссии (см. прим. 298).—521.

270 Имеются в виду миссии эмиссаров Наполеона Жобера и Ромье в Персию (см. прим. 198 1 246).—522, 528.

271 Речь идет о заключении Пруссией 5 апреля 1795 г. в Базеле сепаратного мирного договора с Францией, что явилось началом распада первой антифранцузской коалиции, одной из участниц которой была Пруссия. (Текст договора опубл. G. Martens, R. VI, p. 495— 498).-523, 528.

272 Имеются в виду письма, которые были посланы Александром I Фридриху-Вильгельму III в соответствии с планом привлечения Пруссии к коалиции (см. прим. 261, 266).— 525, 530.

27в упоминаемом донесении от 29 июня (7 июля) 1805 г. М. М. Алопеус сообщал, что курфюрст Гессенский в беседе с ним заявил, что он не может присоединиться открыто к Россин ввиду соседства Франции. Однако если Александр I двинет 100-тысячную армию к французской границе, то он присоединится к ней с 30-тысячной армией при условии предоставления ему английских субсидий и командования объединенной армией.—532, 533.

Мероприятия, излагаемые в настоящей декларации, не были осуществлены, так как русская армия не была пропущена через территорию Пруссии.—534.

275 Имеется в виду провозглашение Наполеона королем Италии (см. прим. 258) и присоединение Генуи и Лукки к Франции (см. прим. 226). —535, 536.

270 Вместо фразы «немедленно... к Дунаю» в декларации, врученной М. М. Алопеусом, говорилось: «кроме двух армий через Галицию, еще две армии из Бреста к Пилице и через Варшаву и Бреслау в Германию, и из Гродно к границам Ганновера».—535, 537.

217 Вскоре после заключения англо-шведской секретной конвенции 3 декабря 1804 г. (см. прим. 147), в силу IV ст. которой шведское правительство обязывалось усилить гарнизон на о. Штральзунд, между Швецией и Англией возникли разногласия по поводу толкования этой статьи. Английское правительство настаивало на том, что Швеция должна постоянно содержать на острове усиленный гарнизон, тогда как шведское правительство утверждало, что оно этого делать не обязано, и требовало субсидий на содержание постоянного гарнизона на о. Штральзунд. Весной 1805 г. между английским представителем в Стокгольме Пьерпонтом и шведским министерством иностранных дел начались переговоры по этому вопросу. Одновременно шведское правительство начало переговоры с Англией о предоставлении Шве. ции субсидий на содержание 25-тысячного корпуса согласно IV отдельной секретной статье русско-шведской конвенции от 2(14) января 1805 г. (см. док. 89).Но английское правительство сочло чрезмерно высоким размер субсидий, которых требовало шведское правительство, и переговоры были прерваны. Русское правительство, рассчитывавшее использовать Штральзунд в качестве операционной базы для ведения военных действий на северном фланге французских войск, вмешалось в ход переговоров и предписало своему посланнику в Стокгольме Д. М. Алопеусу приложить все усилия к тому, чтобы Англия и Швеция пришли к соглаше. нию. По инициативе русского правительства переговоры были продолжены, и вскоре Д. М. Алопеусу удалось настолько сблизить позиции обеих сторон, что они уже были готовы подписать договор. В этот момент Пьерпонт потребовал включения в конвенцию ряда пунктов о предоставлении английской торговле различных льгот в Шведской Померании. В свою

274

очередь шведское правительство потребовало, чтобы Россия взяла на себя обязательство выплачивать Швеции обусловливаемые конвенцией субсидии, если Англия в силу каких-либо причин откажется платить их. Переговоры вторично были прерваны. Д. М. Алопеус согласился на то, чтобы Россия взяла на себя гарантию конвенции, однако на его предложение возобновить переговоры обе стороны заявили, что они согласятся начать их только в том случае, если Д. М. Алопеус выступит в них в качестве официального посредника. Д. М. Алопеус согласился с этим требованием. Ему удалось убедить английского посланника не настаивать на включении в текст конвенции статей о предоставлении льгот английским купцам, и 19(31) августа 1805 г. переговоры завершились подписанием публикуемых нами конвенции и акта гарантия ее Россией. Вопрос о предоставлении Швеции субсидий на содержание корпуса войск, который должен был действовать на континенте против Франции, остался открытым и был урегулирован англо-шведским договором о союзе и субсидиях от 3 октября 1805 г. (опубл. G. Mar tens, S. IV, p. 183—185). 537.

* На аудиенции Д. М. Алопеуса у шведского короля 11 (23) августа 1805 г. ГуставАдольф IV заявил, что он согласен разрешить русским войскам высадку в Шведской Померании даже в том случае, если шведские войска не примут участия в войне против Франции, но предложил, чтобы это разрешение было зафиксировано не в англо-шведской конвенции, а путем обмена нотами между Алопеусом и шведским министерством иностранных дел.540, 558, 561.

° Обмен ратификационными грамотами конвенции, акта гарантии Россией конвенции и актов принятия русской гарантии правительствами Швеции и Великобритании был произведен в Стокгольме 31 октября (12 ноября) 1805 г.539, 541—543.

20 Речь идет о согласии австрийского правительства с планом мероприятий, изложенным в декларации министерства иностранных дел России министерству иностранных дел Австрии от 22 июля (3 августа) 1805 г. (см. док. 151). 543, 545.

28 Шведский король заявил, что он разрешит высадку русских войск в Шведской Померании лишь в том случае, если английское правительство согласится выделить дополнительные субсидии для содержания шведского гарнизона в Штральзунде, а русское правительство гарантирует это обязательство.544, 545.

282 Имеется в виду циркулярное письмо А. А. Чарторыйского посланникам в Дрездене, Мюнхене, Штутгарте и Бадене от 20 августа (1 сентября) 1805 г. Наряду с изложением основ русской внешней политики с 1801 г. до попытки мирных переговоров с Наполеоном через Н. Н. Новосильцева, письмо содержало предписание указанным посланникам вступить в переговоры с соответствующими правительствами с целью добиться от них оказания военной помощи русским войскам. Ниже приводится часть письма, адресованного посланнику в Мюнхене Бюлеру: «Именно Россия должна побудить действовать своих соседей и доказать им, что, хотя она и находится вне опасности в силу своего положения, русское прави. тельство готово принять все меры к тому, чтобы послать свои войска туда, где их присутствие будет необходимо.

Европа знает, что все представления, все требования России были до сих пор бесплодными, что глава французского правительства часто встречал их высокомерно и что умеренность, с которой действовал е. и. в-во, никогда не была оценена по достоинству.

Если бы Россия не заявила уже давно державам, с которыми она поддерживает дружеские отношения, о своем намерении оказать им энергичную помощь, она бы заслужила их справедливые упреки; теперь только лишь уверенность в том, что подготовлены все средства для оказания вооруженного противодействия Бонапарту, может заставить его образумиться.

Убеждение, сложившееся у государя после всех его бесплодных усилий склонить Бонапарта к более умеренным действиям, побудило е. и. в-во принять решение о приведении висполнение мер, указанных в прилагаемой декларации, врученной г-ном послом графом Разумовским министерству его императорского и королевского в-ва. (См. док. 172.- Ped.).

Вам надлежит, милостивый государь, немедленно уведомить об этом баварский двор и заявить самым решительным образом, что е. и. в-во надеется, что принципы, которыми он руководствуется, будут оценены по достоинству его высочеством курфюрстом Баварским и что он присоединится к ним открыто, как только обстоятельства это позволят.» (По арх. материалам, перевод с франц.)—549, 550.

28. Речь идет о письме посланника в Неаполе Д. П. Татищева от 1(13) августа 1805 г., в котором он сообщал, что по некоторым известиям Наполеон намеревается усилить свою армию в Италии и потребовать от короля Обеих Сицилий смены министра иностранных дел, ухода английского флота с рейда Неаполя, высылки английского посланника и разрешения на размещение французского гарнизона вг. Арнано. Учитывая, что предъявление подобных требований будет равносильно объявлению войны, Д. П. Татищев просил А. Қ. Разумовского срочно сообщить, будет ли этот шаг Франции расценен Россией и Австрией как один из «casus foederis», предусмотренных русско-австрийским соглашением от 25 октября (6 ноября) 1804 г., с тем чтобы он мог определить свою линию поведения, если король потребует от России оказания ему военной помощи.—550, 554.

284 Имеется в виду союзный договор между Россией и Королевством Обеих Сицилий 18(29) декабря 1798 г. (опубл. G. Martens, R. VII, p. 303—307).—551, 554, 570, 575, 598—601.

B

планах

союзников.—

283 По согласованию с Россией австрийское правительство после вступления русских войск на его территорию должно было послать Мерфельдта в Берлин и Шварценберга Мюнхен с заданием склонить соответственно Пруссию и Баварию пропустить русские войска через их территории, а также принять участие в создании обсервационной армии на период предполагавшихся переговоров между Австрией и Францией о восстановлении мира в Европе.551, 554.

286 Имеется в виду письмо А. Қ. Разумовского от 13(25) августа 1805 г., в котором он предписывал командующему русской армией в г. Броды ускорить переход австрийской границы, так как промедление могло неблагоприятно отразиться на 551, 554.

287 Речь идет о декларации австрийского министерства иностранных дел французскому правительству от 3 сентября 1805 г., в которой наряду с заверениями в стремлении Австрии к миру с Францией содержалось перечисление последовательных нарушений Наполеоном status quо, установленного Люневильским и Амьенским мирными договорами. Венское министерство подтверждало желание начать переговоры с Францией и указывало, что, если все же война окажется неизбежной, союзники воздержатся от вмешательства во внутренние дела Франции и не будут стремиться к изменению устройства Германской империи и разделу Турции.—552, 555.

238 Имеются в виду две ноты Талейрана австрийскому послу в Париже Ф. Қобенцлю. Первая из них от 13 августа 1805 г. являлась ответом на австрийскую декларацию от 5 августа 1805 г. (см. прим. 255). Талейран заявлял об отказе французского правительства от предложенного Австрией посредничества. Указывая на то, что Англия и Россия не в состоянии предпринять войну против Франции без участия Австрии, Талейран предлагал австрийскому правительству заявить, что оно будет придерживаться системы строгого нейтралитета. Во второй ноте Ф.Кобeнцлю — от 16 августа 1805 г. — Талейран заявил протест по поводу военных приготовлений Австрии. Отмечая, что французское правительство рассматривает эти приготовления как враждебные по отношению к Франции, Талейран потребовал, чтобы австрийское правительство немедленно отозвало свои войска из Тироля, сократило армию до штатов мирного времени и объявило о принятии Австрией системы нейтралитета. (Обе ноты опубл. Neumann, Recueil des traités, t. II, p. 167—173). 552, 555. 289 Декларация Австрии правительствам России, Англии, Пруссии и Франции от 5

августа 1805 г. (см. прим. 255), ноты Талейрана австрийскому послу в Париже от 13 и 16 августа 1805 г. (см. грим. 288), декларация, врученная А. Қ. Разумовским австрийскому министерству иностранных дел 31 августа 1805 г. (см. док. 165), а также декларация австрийского министерства иностранных дел французскому правительству от 3 сентября 1805 г. (см. прим. 287) были опубликованы в Вене в сентябре 1805 г. в брошюре, озаглавленной «Declarations échangées entre les cours de Vienne, de Pétersbourg et de Paris concernant le renouvellement des négociations pacifiques proposées par la première de ces cours».—552, 555.

220 Имеется в виду нота генерала Толя Д. М. Алопеусу от 21 августа (2 сентября) 1805 г., в которой он сообщал, что разрешение на высадку русских войск в Штральзунде может быть дано только при условии, что русское правительство согласится доверить верховное командование ими шведскому королю, а на время его отсутствия генерал-губернатору Шведской Померании, и обязуется полностью и своевременно оплачивать все закупки продовольствия и фуража, которые могли бы быть сделаны русским командованием. — 556, 557, 560, 562.

191 Речь идет о ноте от 21 августа (2 сентября) 1805 г., в которой генерал Толь сообщал, что он довел до сведения короля содержание ноты Д. М. Алопеуса от 21 августа (2 сентября) 1805 г. (см. док. 180) и что король счел изложенные в ней предложения Д. М. Алопеуса недостаточными, для того чтобы разрешить русским войскам высадку в Штральзунде..—560, 563.

292 В ноте Д. М. Алопеусу от 22 августа (3 сентября) 1805 г. генерал Толь сообщал, что король разрешил русским войскам высадиться в Штральзунде при том условии, что верховное командование ими будет осуществлять генерал-губернатор ЦІведской Померании. Д. М. Алопеус должен был поставить об этом в известность командира русского корпуса, предназначенного для высадки, и предупредить его, что если русские войска высадятся в Шведской Померании, то это будет означать согласие на подчинение их генерал-губернатору этой провинции.561, 563.

291 Речь идет о письме от 12(24) мая 1805 г., в котором А. А. Чарторыйский сообщало миссии Г. А. Строганова в Мадрид (см. док. 130). Г. А. Строганову предписано было также посетить Лондон для переговоров с английским правительством о примирении Англии с Испанией в соответствии с IX отд. ст. англо-русского союзного договора (см. док. 117). С. Р. Воронцову поручалось оказать Г. А. Строганову содействие в его переговорах с английским правительством.—564, 566

294 Имеется в виду конвенция о нейтралитете, подписанная в Париже 21 сентября 1805 г. посланником Королевства Обеих Сицилий Галло и Талейраном (опубл. Auriol Ch., France, Anglеterre et Naples, P. 1905, v. 2, p. 578—579). В силу этой конвенции Королевство Обеих Сицилий обязывалось соблюдать нейтралитет в войне Франции с державами антифранцузской коа тиции и не допускать на свою территорию и

Порты войска во

х держав и их суда. При условии выполнения этих требований Наполеон соглашался вывести

295

французские войска с территории королевства через месяц после обмена ратификациями. Сек. ретная статья конвенции обязывала неаполитанского короля не признавать прав Англии на о. Мальту без согласия на это Франции. Желая возможно быстрее получить ратификацию конвенции неаполитанским королем, Наполеон направил французскому посланнику в Неаполе Алкье предписание добиться ратификации не позже 48 часов после прибытия курьера с текстом конвенции. В случае отказа Алкье должен был оставить Неаполь. Как только в Heaполе стало известно о подписании франко-неаполитанской конвенции, русский посланник Д. П. Татищев направил премьер-министру маркизу Люцци 27 сентября 1805 г. ноту, в которой, в частности, говорилось: «Я льщу себя надеждой, г-н маркиз, что даже в случае, если французы оставят Неаполитанское королевство до прибытия русских войск, условия только что подписанной конвенции (см. док. 179. Ред.) безусловно сохранят свою силу и будут в точности соблюдены и что вследствие этого е. в-во император всероссийский равным образом сможет ввести свои войска в провинции его сицилийского в-ва». (Auriol Ch., op. cit., v. 2, р. 540). Д. П. Татищев просил дать письменную гарантию, которая подтвердила бы действительность заключенной им конвенции. 8 октября 1805 г. король под давлением со стороны Алкье подписал ратификацию, но в тот же день Д. П. Татищеву была направлена публикуе. мая секретная декларация неаполитанского правительства, которая по существу аннулировала данную королем ратификацию. Подробней по этому вопросу см. Auriol Ch., op. cit., v. 2, p. 538—540, 594—605; Driault, J. E., Napoleon en Italie (1800—1812), Р., 1906, p. 373–375.-574, 577, 597, 598, 646, 647, 649, 651, 652.

Конвенция и отдельная статья были ратифицированы королем Обеих Сицилий 30 декабря 1805 г.-574, 577.

200 Имеются в виду письма австрийского посла Стадиона интернунцию в Константинополе Штюрмеру от 29 августа (10 сентября) и английского посла Гоуэра послу в Константинополе Арбатноту от 24 августа (5 сентября) 1805 г. В письмах указывалось, что Россия, Англия и Австрия, связанные между собой тесным союзом, должны совместными усилиями воспрепятствовать интригам французской миссии в Константинополе, пытающейся сорвать ведущиеся А. Я. Италинским переговоры о возобновлении русско-турецкого союзного оборонительного договора. Английскому и австрийскому представителям в Константинополе рекомендовалось поддерживать в своих демаршах перед турецким правительством позицию русского посланника.—578.

297 Из сведений, полученных из Константинополя, русскому правительству стало известно, что в результате интриг французской миссии ренс-эфенди Махмуд Раиф был отстранен от участия в переговорах с А. Я. Италинским о возобновлении русско-турецкого союзного оборонител

гельного договора.—578. 298 В упоминаемом письме А. А. Чарторыйский сообщал, что, основываясь на содержании донесения М. М. Алопеуса от 25 августа (6 сентября) 1805 г. (см. док. 178), Александр 1 приказал командующим русскими армиями воздержаться от перехода прусских границ. М. М. Алопеусу предписывалось сообщить прусскому министерству иностранных дел, что Александр I готов немедленно встретиться с Фридрихом-Вильгельмом ІІІ для обсуждения вопроса опозиции Пруссии.—579.

22° Имеются в виду донесения П. Д. Цицианова Александру I от 23 июля (4 августа) 1805 г. (опубл. AKAK, т. 1, стр. 837—839).—580.

300 Речь идет, в частности, о письме А. А. Чарторыйского П. Д. Цицианову от 8(20) сентября 1805 г. (опубл. AKAK, т. II, стр. 849). —302.

301 Имеется в виду попытка иранского шаха вторгнуться с войсками в Грузию летом 1805 г. с целью отторжения Грузии от России. Авангард иранских войск под командованием сына шаха Аббас-Мирзы потерпел поражение от значительно уступавшего ему в численности русского отряда, вследствие чего главные силы Ирана под командованием Фетх-Алишаха были вынуждены отступить за Аракс, не принимая боя с русскими войсками. См. об этом Дубровин, Закавказье, стр. 413—435.——5 80.

302 Имеется в виду письмо А. А. Чарторыйского Ибрагим-хану Карабахскому от 8(20) сентября 1805 г. (опубл. AKAK, т. 11, стр. 719—720). — 580.

30. Договор был составлен в двух экземплярах: на французском и турецком языках. Экземпляр на французском языке был подписан А. Я. Италинским и вручен турецкому прави тельству. Экземпляр на турецком языке, подписанный турецкими уполномоченными, был переслан А. Я. Италинским в Петербург одновременно с переводом его на французский язык, заверенным драгоманом Порты Калимаки. Поскольку А. Я. Италинский не выслал в Петербург копии оригинала договора на французском языке, перевод, заверенный Калимаки, явился рабочим документом министерства иностранных дел России, ввиду чего Редколлегия сочла полезным опубликовать его.—584.

В полномочиях русскому посланнику в Константинополе А. Я. Италинскому на заключение русско-турецкого оборонительного союзного договора, утвержденных Александром I 17 (29) декабря 1804 г., было указано, что цель возобновления русско-турецкого союза «...есть взаимное согласие и склонность возобновить и вящше утвердить политическую связь, ныне между нами существующую, главным предметом имеющую оборону целости владений его султанова в-ва и охранение государств его от всяких властолюбивых или других вредных

304

305

против них замыслов французского правительства». (По арх. материалам).—584, 586, 589, 592, 638, 639.

Договор был ратифицирован Александром I 19(31) октября 1805 г., а Селимом III— 30 сентября (11 октября) 1805 г. Обмен ратификационными грамотами состоялся 18 (30) декабря 1805 г. в Константинополе.589, 594.

30 В упоминаемых выдержках из писем янинского Али-паши и правителя Валоны Ибрагим-паши сообщалось о том, что во исполнение фирмана Порты (см. прим. 252) ими приняты меры к тому, чтобы воспрепятствовать вербовке населения этих областей в войска, формируемые генералом Анрепом на о. Корфу (см. прим. 134). К лицам, вербующимся в эти войска и отказывающимся возвращаться со. Корфу, согласно приказу Порты будут применяться самые строгие наказания.

Сообщалось также, что из ряда районов христианские подданные Порты продолжают, несмотря на уговоры и угрозы со стороны турецких властей, тайно переправляться на о. Корфу.—594, 596.

20? Имеются в виду переговоры по заключению нового русско-турецкого союзного договора вместо договора 1799 г.595, 596, 638, 639.

308 Английское правительство отклонило просьбу об отзыве Мориера, и он оставался генеральным консулом в Албании и Греции до 1809 г. По просьбе А. Я. Италинского английский посол в Константинополе Арбатнот неоднократно предписывал Мориеру не препятствовать действиям русских представителей, но он не выполнил этих указаний. В связи этим у русского правительства составилось мнение, что Морнер противодействовал политике России на Балканах на основании секретных инструкций своего правительства.599, 600.

309 Поражение Австрии и России под Аустерлицем и изменение политической обстановки в Европе помешіали осуществлению планов о возобновлении договора 1798 г. и создании конфедерации итальянских государств. В депеше от 24 ноября (6 декабря) 1805 г. (см. док. 208) А. А. Чарторыйский сообщил Д. П. Татищеву о решении русского правительства вывести войска из Италии.—601, 602.

10 Письмо составлено в Пулавах, имении Чарторыйских, где находился в это время Александр I со своей свитой.—603, 605.

31 Генерал-адъютант П. П. Долгорукий был отправлен 27 сентября 1805 г. в Берлин с письмом Александра I Фридриху-Вильгельму II от 15(27) сентября (см. аннотацию на стр. 594), в котором царь извещал короля о своем желании встретиться с ним в ближайшее время и просил немедленно дать разрешение на проход русских войск через территорию Пруссии. — 603, 605.

312 27 сентября 1805 г. в Бресте была получена депеша М. М. Алопеуса от 8(20) сентября, извещавшая о том, что Фридрих-Вильгельм II согласился на встречу с Александром І.603, 605.

Bis Гаке доставил в Пулавы письмо Фридриха-Вильгельма III Александру I от 21 сентября 1805 г. (опубл. Bailleu, Correspondance inédite, p. 76—78), в котором сообщалось о coгласии короля на свидание с Александром I, если царь будет настаивать на этом, и его категорическом протесте против намерения Александра I провести русские войска через территорию Пруссии.603, 605.

314 Имеется в виду письмо Александра I Фридриху-Вильгельму II от 18(30) сентября 1805 г. (опубл. Bailleu, Correspondance inédite, p. 79—80), в котором царь настаивал на личном свиданни с королем и предлагал местом встречи Грушин.603, 605.

315 Имеются в виду донесения М. М. Алопеуса, извещавшће о том, что Фридрих-Вильгельм III отдал распоряжение о приведении всей прусской армии в боевую готовность ио движении ряда прусских воинских частей к русской границе. 603, 605.

31ї Австрийский посол Стадион, сопровождавший Александра I в его поездке, получил письмо своего министерства иностранных дел от 28 сентября 1805 г., в котором ему предписывалось приложить все усилия к тому, чтобы убедить императора не доводить дело до войны с Пруссией, так как это отвлечет значительную часть русской армии от борьбы с Францией, но добиваться присоединения Пруссии к коалиции или вкрайнем случае — соблюдения ею строгого нейтралитета. —603, 605.

17 Сведений об этой беседе Меттерниха с Гаугвицем не обнаружено. Притязания Пруссии на Голландию были известны русскому правительству также из донесений графа Мерфельдта из Берлина, куда он был послан Францем ІІ для ведения переговоров о привлечении Пруссии к коалиции. В депеше от 20 сентября 1805 г., колия которой была сообщена русскому правительству австрийским послом в С.-Петербурге, Мерфельдт сообщал о своей беседе с Таугвицем 19 сентября, в ходе которой прусский кабинет-министр говорил о том, что Пруссия весьма заинтересована в приобретении Голландии, ибо ее выгодное географическое положение чрезвычайно облегчает оборону Рейна. Гаугвиц выразил сожаление по поводу того, что в 1799 г., когда Пруссии предложили Голландию в качестве вознаграждения за присоединение ее ко второй коалиции, не последовали его совету и отказались от этого предложения.-608.

218 Указанная записка являлась ответом датского правительства на сделанное Россией в начале сентября 1805 г. предложение усилить оборону датских границ в Северной Герма

« PreviousContinue »