Page images
PDF
EPUB

On ne saurait disconvenir, d'ailleurs, qu'il serait très profitable pour la chose publique que les grandes puissances, au lieu de se presser à satisfaire la gloriole de Bonaparte, voulussent au contraire profiter d'une occasion qui pourrait ne pas renaître de sitôt pour imposer à sa vanité des sacrifices dont l'humanité entière profiterait. Si elles rendaient leur consentement conditionnel, leur propre dignité serait conservée en ce qu'en se prétant à légitimer l'usurpation de Bonaparte, et associant sa race à l'auguste famille des maisons souveraines de l'Europe, on aura du moins obtenu quelque acheminement vers le rétablissement, plus ou moins complet, de l'équilibre en Europe, et l'on aura donné protection aux puissances qui par leurs propres moyens ne pouvaient se procurer l'indépendance dont elles sont en droit de jouir.

S. m. i., par suite de cette confiance illimitée dont elle aime à user vis-àvis de la cour de Vienne, n'hésite pas à faire part à l'empereur et roi, qu'elle ne se propose de procéder à la reconnaissance du nouvel empereur qu'aux conditions suivantes: l'évacuation instante du royaume de Naples, une indemnisation convenable pour le roi de Sardaigne, et la retraite totale des troupes françaises de dessus le territoire de l'Empire germanique.

L'empereur serait très sensible si l'ambassadeur d'Autriche recevait ordre d'appuyer les démarches de notre chargé d'affaires, et s. m. ne demanderait pas mieux en réciprocité que d'intervenir par son appui dans les conditions que la cour de Vienne jugerait de son côté nécessaire de mettre à sa reconnaissance. Elle n'a donc qu'à s'expliquer franchement avec nous là-dessus et se tenir pour assurée que ses intérêts en cette occurence seront ménagés et poursuivis par nous avec tout le zèle qu'elle pourrait attendre de l'allié le plus intime.

V. ex. voudra bien s'ouvrir immédiatement dans ce sens avec le ministère impérial et royal, et m'instruire le plus tôt possible du résultat de cette ouverture; et si, dans ce but, la coopération de notre chargé d'affaires était nécessaire au comte de Cobenzl, pour quelque autre point à exiger du gouvernement français, v. ex. pourra en faire part directement au St Oubril, auquel l'ordre de se concerter avec le comte de Cobenzl et de joindre à ses propositions sera envoyé d'ici par un courrier qui va être expédié incessamment pour Paris, avec les déterminations finales de notre auguste maître sur la réponse que nous venons de recevoir de la France; résolution qui Vous sera aussi transmise en détail, afin que Vous en fassiez part au ministère, mais que j'ai cru convenable de faire précéder par ces communications préalables, afin de donner au cabinet de Vienne le temps de prendre les déterminations qu'il croira les plus convenables. J'ai l'honneur...

Le prince A. Czartoryski P. S. Cette dépêche était prête à être expédiée par le présent courrier, lorsque le feldjäger Prochnizki, chargé des rapports ** de v. ex. est arrivé ici. Ce n'est pas aujourd'hui que je puis m'étendre sur ce qui fait l'objet principal 30 de cette expédition que je n'ai eu le temps que de parcourir à la hâte et sur laquelle, avant de prendre les ordres de l'empereur, je dois attendre que le clom]te de Stadion reçoive son courrier; mais je ne veux pas remettre à une autre fois de Vous parler de la surprise que nous avons éprouvée ici en apprenant le dénouement des communications qui vous ont été faites par le clom Jte de Cobenzl relativement à la reconnaissance de Bonaparte comme empereur 4* et dont Vous nous avez informé précédemment.

Il est vraiment étonnant de voir, dans un moment aussi critique, le ministère de Vienne ne s'occuper que d'un point de vanité et ne point s'arrêter plutôt sur des objets qui auraient trait aux intérêts majeurs de la monarchie et

* В частности, имеется в виду донесение А. Қ. Разумовского от 12(24) мая 1804 г. (см. прим. 31)

de l'Europe. Comment croire que la maison d'Autriche, aux dépens de sa gloire et de son honneur, veuille avoir une telle obligation à Bonaparte; rien ne pourrait faire un effet plus fâcheux en Europe, que si l'on voyait le chef de l'empire d'Allemagne, qui jusqu'ici a été le plus ferme appui de sa constitution, profiter de ce qui se passe en France pour obtenir des concessions contraires aux principes de cette même constitution et sanctionner la nouvelle usurpation de Bonaparte en s'y associant en quelque façon.

D'ailleurs, ce n'est pas de la France seule qu'il dépend de rendre héréditaire la dignité impériale en Allemagne; mais si même cela était, il serait infiniment impolitique de la part de l'Autriche, dans un moment où il s'agit de faire sentir à tous les Etats la nécessité de l'union et des mesures communes, de mettre en avant une telle proposition qui ne pourra manquer de mécontenter et de rendre soupçonneux à nouveaux frais tous les princes d'Allemagne et particulièrement la Prusse, à laquelle la cour impériale disait vouloir inspirer de la confiance et l'engager à un rapprochement sincère.

Je n'ai pas grand espoir, d'après les dispositions dans lesquelles se trouve la cour de Vienne, que les démarches que vous ferez en vertu des instructions contenues dans les dépêches d'aujourd'hui, aient le résultat désiré et que la cour de Vienne veuille entrer dans les intentions de s. m. i. qui dans ces circonstances se propose d'exiger l'exécution des engagements que la France a contractés avec la Russie et qui tous ont pour but le bien général.

Si nous offrons à la cour où Vous êtes de soutenir les propositions qu'elle ferait de son côté, ce n'est pas sans doute dans la supposition qu'elles seraient du genre de celle que le clom]te de Cobenzl Vous a mentionnée, mais dans le cas qu'elles auraient un but réellement utile à la monarchie autrichienne et tendraient à garantir, autant que faire se peut, la sûreté et le repos de l'Europe.

Dans cet état de choses, s. m. s'en fie à votre zèle, Mr le comte, et désire que Vous employiez tous Vos soins pour obtenir au moins du ministère autrichien qu'il ne se presse pas d'acquiescer à la demande de Bonaparte.

Les observations susmentionnées dans ce P. S., et dont v. ex. pourra faire usage dans ses explications avec le comte de Cobenzl, seront regardées, je me flatte, comme une preuve de l'intérêt sincère que l'empereur, notre maître, porte à s. m. iImpériale) et rloya lle. Mais c'est avec peine que s. m. voit, par incidents de ce genre, la différence d'opinion et de principes, qui paraît quelquefois entre les deux cours, ce qui pourrait faire craindre qu'un concert entre elles ne devienne difficile. Dans tous les cas, la conduite de l'empereur ne variera pas; parfaitement tranquille pour la sûreté de son empire et ayant rempli ce que sa dignité exigera, il laissera aisément à ceux qui croiront pouvoir faire tête à l'orage, en suivant un autre système que le sien, le soin de le conjurer.

Ut in litteris

Le prince A. Czartorysk i Par le f(eld)j(äger) Fedoroff le 16(28) juin 1804.

Печат. по подлиннику.

Перевод

Господин граф! Генерал Гедувиль недавно выехал из Петербурга в связи с отпуском, оставив г-на Рейневаля в качестве поверенного в делах республики. Он не вручал здесь никаких официальных бумаг в ответ на ноту в, которую наш поверенный в делах в Париже вручил министру иностранных дел, относительно события, имевшего место в курфюршестве Баденском. Так как он выехал до прибытия курьера от г-на Убри с ответом?* французского правительства, ю я сопроводил затребованные им паспорта нотой 41, копию которой в.с-во найдете в приложении. Из привезенных этим курьером донесений г-на Убри мы узнали, что первый консул провозгласил себя императором французов 42.

Это новое изменение формы правления во Франции должно, несомненно, привлечь внимание главнейших европейских дворов. Хотя этот титул и не прибавляет ничего к власти, которой Бонапарт пользуется во Франции, но все же он может послужить для его необузданного властолюбия предлогом для еще большего расширения его господства за пределы существующих границ. Если исходить из этого предположения, а оно очень вероятно, учитывая хорошо известный характер Бонапарта, то ни один двор не заинтересован так, как венский, в получении гарантий, способных успокоить его относительно дальнейших планов Бонапарта, который, несомненно, не будет очень щепетильным в своем стремлении приобрести все титулы, принадлежавшие Карлу Великому (которого он уже объявляет образцом для себя).

Хотя все эти соображения совершенно не затрагивают интересов нашего августейшего государя, тем не менее он не упускает их из виду, учитывая результаты, которые могли бы затронуть интересы всей остальной Европы, и в частности Австрийского дома. Естественно, что при таком положении дел е. и. в-во встретил с большим удовлетворением заверение венского двора, данное им без какого-либо предварительного намека с нашей стороны, в том, что он примет решение о признании французского императора лишь после того, как узнает мнение нашего августейшего государя. E. в-во тем сильнее был тронут этим новым свидетельством доверия, что он всегда рад возможности действовать в согласии с его императорским и королевским в-ВОМ.

К тому же нельзя не согласиться, что для общего дела было бы очень полезно, если бы великие державы, вместо того чтобы торопиться удовлетворить мелкое тщеславие Бонапарта, напротив, воспользовались этим случаем, который еще раз, может быть, не так скоро представится, чтобы вынудить его пойти ради удовлетворения своего тщеславия на уступки, которые послужили бы на пользу всему человечеству. Дав согласие лишь на определенных условиях, они сохранили бы свое достоинство, ибо, соглашаясь узаконить узурпацию Бонапарта и принимая его род в августейшую семью царствующих домов Европы, мы по крайней мере добились бы некоторого сдвига в деле более или менее полного восстановления равновесия в Европе и оказали поддержку державам, не могущим собственными силами обеспечить себе независимость, которой они вправе пользоваться

Е. И. В-во, питая безграничное доверие к венскому двору, без колебаний сообщает императору и королю, что он намерен признать нового императора лишь на следующих условиях: немедленный вывод войск из королевства Неаполитанского, достойное возмещение королю сардинскому и полный вывод французских войск с территории Германской империи.

Император был бы очень признателен, если бы австрийский посол получил повеление поддерживать демарши нашего поверенного в делах, ие. в-во в порядке взаимности охотно выступил бы в поддержку того, что венский двор со своей стороны сочтет необходимым выставить в качестве условия признания. Венскому двору нужно лишь чистосердечно объясниться с нами на этот счет и пребывать в полной уверенности в том, что его интересы в этом случае будут нами учитываться и защищаться со всем усердием, какого он может ожидать от своего самого близкого союзника.

Соблаговолите, в. с-во, немедленно объясниться в этом смысле с императорским и королевским министерством и как можно скорее уведомить меня о результатах; если для этого графу Қабенцлю будет необходимо содействие нашего поверенного в делах в связи с какимлибо иным требованием к французскому правительству, в. с-во можете сообщить об этом непосредственно г-ну Убри;повеление выступать совместно с графом Кобeнцлем и поддерживать его предложения будет послано отсюда г-ну Убри с курьером, который незамедлительно будет старавлен в Париж с окончательными решениями нашего августейшего государя в связи с ответом, недавно полученным из Франции; это решение будет также передано Вам во всех подробностях, чтобы Вы смогли сообщить его австрийскому министерству Однако я счел, что следует предпослать ему эти предварительные сообщения, с тем чтобы дать венскому кабинету время для принятия решений, какие он сочтет наиболее подходящими. Имею честь...

Князь А. Чарторыйский

P. S. Эта депеша была готова к отправлению с настоящим курьером, когда сюда прибыл фельдъегерь Прохницкий с донесениями* в. с-ва. Сегодня я еще не могу подробно остановиться на главном предмете о Ваших донесений, которые я успел лишь наскоро просмотреть и относительно которых я не могу испрашивать повелений императора до прибытия к графу Стадиону его курьера; но я не хочу ждать другого случая, чтобы сообщить Вам о том удивлении, которое мы здесь испытали, узнав конечный результат сообщений, сделанных Вам графом Кобeнцлем относительно признания Бонапарта императором 42, о которых Вы нам ранее сообщали.

Поистине удивительно, что в такой критический момент венское министерство поглощено лишь вопросом тщеславия и совершенно не уделяет внимания вопросам, затрагивающим высшие интересы монархии и Европы. Можно ли поверить, что Австрийский дом в ущерб своей славе и чести хочет принять подобную услугу от Бонапарта; ничто не могло бы произвести более неблагоприятного впечатления в Европе, чем то, что глава Германской империи, бывший до сих пор самым надежным защитником ее конституции, воспользовался тем, что происходит во Франции, чтобы добиться уступок, противоречащих принципам этой же самой конституции, и санкционировал бы новую узурпацию Бонапарта, некоторым образом соучаствуя в ней,

К тому же не от одной Франции зависит, чтобы императорский титул стал наследственным в Германии; но даже если бы это было и так, со стороны Австрии было бы крайне неразумно в момент, когда стоит вопрос о том, чтобы убедить все государства в необходимости объединиться и действовать совместно, выдвигать такое предложение, которое неминуемо подаст Новый повод к возникновению недовольства и подозрительности у всех немецких государей, и в частности у короля Пруссии, которому императорский двор, как он заявлял, желает внушить доверие к себе и которого хочет склонить к искреннему сближению.

Учитывая настроение венского двора, я не питаю большой надежды на то, что демарши, которые Вы предпримете в соответствии с указаниями, содержащимися в сегодняшних депешах, приведут к желаемому результату и что венский двор пожелает присоединиться к планам е. и. в-ва, намеревающегося в этих условиях потребовать выполнения обязательств, взятых Францией по отношению к России и имеющих целью общее благо.

Если мы предлагаем двору, при котором Вы находитесь, поддержать выдвигаемые им предложения, то делаем это, разумеется, не в предположении, что они будут такого рода, как предложение, упомянутое графом Кобeнцлем, а только на случай, если они преследовали бы действительно полезную для австрийской монархии цель и были бы направлены на то, чтобы гарантировать, насколько это возможно, безопасность и спокойствие Европы.

При таком положении вещей е. в-во полагается на Ваше усердие, г-н граф, и желает, чтобы Вы приложили все усилия для того, чтобы австрийское министерство, по крайней мере, не торопилось соглашаться на требование Бонапарта.

Яльщу себя надеждой, что приведенные в этом постскриптуме соображения, которыми Вы, в. с-во, сможете воспользоваться в своих объяснениях с графом Кобeнцлем, будут рассматриваться как доказательство искреннего участия, которое император, наш повелитель, питает к его императорскому и королевскому в-ву. Но е. в-во на примере подобного рода инцидентов с огорчением видит, что между двумя дворами иногда возникает расхождение во Взглядах и принципах, в связи с чем появляются опасения, что достижение между ними соглашения о совместных действиях будет затруднено. В любом случае образ действий императора останется неизменным; будучи совершенно спокоен за безопасность своей империи и выполнив все, чего потребует его достоинство, он охотно предоставит тем, кто надеется противостоять буре, следуя иной, отличной от его, системе, заботу о том, чтобы отвратить ее. Ut in litteris

Князь А. Чарторыйский с фельдъегерем Федоровым 16(28) июня 1804 г.

32. Товарищ министра иностранных дел А. А. Чарторыйский
послу в Вене А. Қ. Разумовскому

7(19) июня 1804 г.

Monsieur le comte. Je n'ai pas voulu laisser partir le présent courrier sans Vous entretenir, Mi le comte, du nouveau trait de machiavélisme de Bonaparte, qui, voulant éviter de faire une réponse catégorique sur l'enlèvement d'Ettenheim', cherche à contraindre l'électeur de Bade à donner une opinion à la Diète de l'empire pour l'engager à surseoir toute délibération sur la note* que Mr de Klüpfell y avait présentée avec la déclaration que son altesse sérénissime avait déjà reçu sur cette affaire des éclaircissements satisfaisants de la part du gouvernement français. De cette manière le premier consul s'efforce de faire retomber tout l'odieux de l'enlèvement d'Ettenheim sur ce vertueux et respectable prince. Ses Etats par leur position se trouvant à la portée immédiate de la France, il sei a peut-être obligé de souscrire à la volonté de Bonaparte; mais il serait peu convenable à la dignité de l'empire et de son chef, si tous les princes d'Allemagne, essentiellement blessés par la violation du territoire germanique, se déclaraient contents de cette espèce de satisfaction. Ce n'est pas à l'électeur de Bade seul que, dans cette occasion, le gouvernement français a

* См. док. 1.

manqué et doit donner des éclaircissements: le chef de l'empire et toute l'association germanique est lésée par les violences exercées dans les possessions de l'un de ses membres; conséquemment c'est à la Diète de l'empire que le premier consul doit adresser ses explications et ses assurances.

Nous espérons, d'après ce que v. ex, nous mande dans une de ses dépêches 46 apportées par Prochnitzki relativement à sa conversation à ce sujet avec le clom]te de Cobenzl, que la cour de Vienne, sentant toute la solidité de ce raisonnement, prescrira à son ministre à Ratisbonne de suivre une marche au moins consonant avec son premier vote, en vertu duquel il doit être insisté au nom de la Diète auprès du gouvernement français sur des explications satisfaisantes sur l'attentat commis et tranquillisantes pour l'avenir. . J'ai l'horneur...

Le prince A. Czartoryski Par le f(eld)j(äger) Fedoroff le 16(28) juin 1804.

Печат. по подлиннику.

Перевод

Господин граф. Я не хотел отправлять этого курьера, не написав Вам о новом проявлении маккиавеллизма со стороны Бонапарта, который, желая уклониться от ясного ответа относительно эттенгеймского похищения ', пытается вынудить курфюрста Баденского предложить Имперскому сейму отложить какое-либо обсуждение ноты, представленной г-ном Клюпфелем, заявив, что его светлость уже получил удовлетворительные разъяснения по этому делу от французского правительства. Таким путем первый консул стремится переложить всю гнусность эттенгеймского похищения на этого достойного и уважаемого государя. Поскольку его владения находятся в пределах непосредственной досягаемости Франции, он, быть может, будет вынужден подчиниться воле Бонапарта; но было бы несовместимо с достоинством империи и ее главы, если бы все германские государи, оскорбленные нарушением неприкосновенности территории Германской империи, объявили, что они довольны подобным удовлетворением. Не одного курфюрста Баденского в данном случае задело французское правительство и не ему одному должно дать объяснения: насилиями, совершенными во владениях одного из членов германского союза, нанесено оскорбление главе империи и всему союзу. Следовательно, первый консул должен направить свои объяснения и заверения Имперскому сейму.

На основании того, что Вы, в. с-во, сообщаете нам в одной из депеш“, доставленных Прохницким, относительно Вашей беседы по этому вопросу с графом Қобенцлем, мы надеемся, что венский двор, сознавая всю справедливость этих доводов, предпишет своему посланнику в Регенсбурге следовать линии, по меньшей мере совпадающей с позицией, занятой им Во время первого голосования, в силу которого сейм должен настаивать перед французским правительством на том, чтобы оно дало по поводу совершенного им преступления удовлетворительные объяснения, которые могли бы успокоить относительно будущего. Имею честь...

Князь А. Чарторыйский

С фельдъегерем Федоровым 16(28) июня 1804 г.

33. Представитель при Республике

Семи Соединенных островов Г. Д. Моцениго товарищу министра иностранных дел А. А. Чарторыйскому

7(19) июня 1804 г.

Monseigneur, les intentions de s. m. i. au sujet de l'accord projeté entre les peuples de l'Epire * pour les mettre en état d'agir contre Ali-pacha viennent d'être en grande partie remplies. En effet, j'ai la satisfaction de pouvoir annoncer à Votre altesse que malgré tous les efforts d'Ali-pacha pour se pacifier les autres pachas ses ennemis, les hostilités entre eux ont déjà commencé depuis

« PreviousContinue »